Лига Профессиональных              имиджмейкеров                                           г.  Москва, Россия         

 

Сайт Лиги профессиональных имиджмейкеров
 

Главная страница

 

Деловая информация

 

Переписка с   

читателями

 

Размышления  

имиджмейкера

 

 

Подписка на журнал

"Репутациология"

 

 

Номинация "За вклад в

семейное благополучие

России"

 

 

Вести из регионов

 

Региональные представительства ЛПИ

 

 

Информационный кейс имиджмейкера

Дистант-обучение "Профессиональное мышление имиджмейкера"

 

 

 

 

 

Журнал

"Международные научные исследования"

 

 

Журнал

"Репутациология"

 

 

Журнал

"Экономика и предпринимательство"

 

 

 

 

Размышления имиджмейкера

 

 

 

Менталитетология как основа педагогики.

 

В.М. Шепель,

профессор, заслуженный деятель науки РФ, академик,

президент  Лиги  профессиональных имиджмейкеров 

                                                          

 

     

  Жизнь и  творения человека – это  результат деятельности уникальных  механизмов как ум и интеллект, обширно представленных в психологической и педагогической литературе.

    Однако, за последние годы возрос интерес к такому  феномену мыслительной деятельности человека как менталитет.

    Что это?

     Образ мыслей?

     Умонастроение?

     Национальная особенность мышления?

    Если есть много вопросов то, значит, что не имеется достаточной ясности в обосновании менталитета. Поэтому можно предположить, что размышления по данной проблеме могут быть полезны.

   В этой связи вспоминаю давнюю монографию П. Наторпа «Философия как основа педагогики». Предисловие автора начинается следующими словами: «Первый вопрос, на который должна ответить педагогика, как наука, гласит: какова ее научная основа?» В качества ответа П. Наторп утверждает: « философия как целое – основа педагогики».

   Это положение  вызвало сдержанное отношение Г. Шпета к моногра- фии, однако, он  рекомендовал ее к изданию.

   Философия – это общая методология любой науки, в том числе и педаго- гики как отраслевой человековедческой науки. Ее же основой, на мой взгляд, следует признать менталитетологию  - науку о менталитете и механизмах его функционирования, информационный  тезаурс которой включает в себя не только психологию, но и нейрофизиологию, антропологию, социологию, ортобиотику и ряд других научных дисциплин.

                    

         Что такое менталитет?

     Три версии.

    Во многих педагогических публикациях разум и менталитет, ум и интел- лект зачастую признаются за синонимы. Может быть, гносеологически до- пустимо, например, признать «менталитет» и «интеллект» тождественными понятиями? В таком случае, говоря об интеллекте, подразумевать под ним менталитет, обращаясь к менталитету, иметь в виду интеллект.

    Подобная понятийная интеграция при всей ее заманчивости в плане уп- рощенного оперирования такими понятиями, как интеллект и менталитет, в гносеологическом аспекте значительно сужает объективное познание реаль ных и виртуальных  ресурсов мыслительного потенциала человека.

     Итак, что такое менталитета?

 

                    Первая версия.

    Неотвратимое обогащение мозговой деятельности человека в процессе его активной и разносторонней жизни ведет к приращению новых качественных характеристик ума и интеллекта. Другими словами, «биос» отмечает усилия личности по преобразованию  своей природы совершенствованием ее мыслительных механизмов.

     Однозначно говоря, сам мозг - не соображает. Это не его амплуа. Зато его биологическое построение делает возможным вызвать к жизни оригинальные конструкции – механизмы мыслетворения. В этой изумительной возможности мозга создавать индустрию мысли  - его природная уникальность.   

     Каковы эти мыслительные механизмы?

     В качестве первого механизма выступает ум.

    Ум представляет собой исторический результат функционирования мозга, в процессе которого сложилась феноменальная конструкции под названием - умственная деятельность. Ум человека это реализация особых задатков мозга, т.е. его природной предрасположенности к мыслительным действиям. Есть данные: 80% умственных возможностей имеют наследственное происхождение, а 20% - результат внешних воздействий. Благодаря социализации, воспитания и самосовершенствования человека, умственные задатки переходят в новое качество, обозначаемое понятием - умственные способности.   

    Ум - показатель информативной и энергетической  возможности клеток головного мозга, реализуемых при воспроизводстве мыслительного процесса. Такое представление ума важно для последующего объяснения, что такое интеллект.

    В этой связи, пользуясь понятием «умственные способности», обратим внимание на новый сюжет объяснения сути происхождения ума.

    Умственные задатки – это особый биологический материал, из которого возводиться ум. В реальности его существования никто не сомневается. Однако «потрогать» ум и его составляющие – умственные задатки и способности, как предметную наличность, не представляется возможным. Даже современная нейрохирургия не может определить место располо- жения ума в географии человеческой головы.  

    Умственные способности в отличие от умственных задатков - это деятельно-направленное существование ума. Реальным подтверждением функционирования этого процесса является мысль. Если зафиксировано наличие ума, то его обладатель наделен какими-то умственными способностями. Французский писатель ХУ111 века Н. Шамфор как-то сказал: «Имея фонарь Диогена, следует иметь и его посох». Конечно, ни каждый, кто имеет голову, умственно незауряден, но факт ее наличия – это достаточное основание, чтобы вдохновить себя на приложение усилий по обнаружению в ней каких-то умственных способностей.

    Итак, ум – это мыслящая деятельность мозг. Более точно - это первейший мыслительный механизм мозга, запускаемый в явь по причине необходимости переработки внутренней (генной и генеалогической) информации, а также различных видов поступающей извне в мозг информации

     Природный потенциал умственных способностей и их прижизненное совершенствование, в котором ведущая роль принадлежит образованию   и деятельности личности, предопределяют состояние другого мыслительного механизма человека -  такого новообразования как интеллект.              

     Напомним строки из работы Г. Айзенка «Проверьте свои интеллектуальные способности»: «... у психологов нет общепринятого мнения о теоретической интерпретации понятия интеллект...»

    Обратим внимание на ту часть утверждения признанного специалиста по психологии умственной деятельности, где говорится, что в трактовке понятия интеллекта среди специалистов не только не имеется четкого гносеологического обоснования, но даже нет общепринятого мнения.

    Что позволяет продолжить размышления по этому поводу.

    Вспомним рассуждения К. Линнея об эволюции развития природы. Верхними точками ее достижения у него были представлены двумя феноменами: вначале «homi ferus» и завершает этот процесс – «homi sapiens». Итак, в своем развитии биологическая природа эволюционно создала два уникальных результата: «дикого человека», а затем из него исторически получился «мыслящий человек».

    Был ли первоначальный вариант цивилизованного человека - «homi sapiens» -  интеллектуалом? 

    Что умел мыслить - это факт. В чем  преуспел его исторический предок - «homi ferus». И, благодаря дальнейшему развитию ума как результата самостоятельных усилий «дикого человека», появилось это чудо природы - «homi sapiens». Но утверждать, что он сразу же стал интеллектуальной личностью - сомнительно!

    Известно, что память, мышление и воображение – это составляющие мыслительной деятельности. И, что весьма существенно, у человека они находятся в диалектической взаимосвязи и не только друг с другом, но и со всей клеточной тканью головного мозга. Отсюда более высокая продуктив- ность умственной деятельности человека по сравнению с другими живыми обладателями таковой. 

    По мере интенсивного включения человека в социальную жизнь, происходить обретение его мышлением, памятью и воображением новых качественных характеристик, совершенствуется их системное взамодей- ствие. Решающую роль в этом играют три жизненных процесса:

       социализация (воздействие средой)

             образование (муки обучения в школе, ВУЗе)

                   самосовершенствование (честолюбие в действии)

    Благодаря включенности человека в названные процессы, что не доступ- но для обладателей ума других представителей живого мира, реализуется переход его умственной деятельности в личностную ипостась, название которой - интеллектуальная деятельность, т.е. – логическое мышление, эрудиция, мечтания. Названные интеллектуальные характеристики не у всех людей имеются в равной мере. Вот почему не всякого мыслящего например, образованного человека можно назвать интеллектуалом. Как метко подметил английский публицист Дж. Аддисон: «На сорок умных приходится один человек со здравым смыслом».

    Интеллект - слово латинского происхождения и в переводе обозначает способность мыслить, проницательность, познание, понимание. Бл. Августин семантику латинского понятия «интеллего» представлял как «выбираю между». По Канту интеллект выполняет две функции:  разума – способность к образованию идей,  рассудка – образование понятий. Если эти толкования синтезировать, то можно утверждать, что интеллект – эта новое качественное состояния ума, суть которого в том, что человек осмысленно делает выборы в реальном или виртуальном формате альтер- натив, способен предвидеть результаты  решений проблем.  

    Обобщая  высказанные соображения, приходим к следующему выводу:

человек, который логичен, эрудирован, творчески ориентированный, выразительно устно или письменно излагает мысли,  может быть признан  интеллектуалом.

    Вот почему, как бы не был ребенок умственно одарен и не удивлял своими «не возрастными мыслями», его нельзя назвать интеллектуалом. Его ум еще не вобрал в себя многого из того, что имеется в природной и социальной информации. У него, как обосновал Ж. Пиаже, преобладает эгоцентрическое мышление: приоритет субъективного отношения к миру, вера в то, что все «вращается» только вокруг него. В работе «Эгоцентрическая и социоцентрическая речь» исследователь обращает внимание, что на формирование интеллекта решающее значение имеет воздействие конкретных систем отношений и взаимосвязей ребенка, т.е. социализация и образование (воспитание).

    Обратим внимание на то, что наличие даже развитого интеллекта не является гарантией автоматического приобретения статуса интеллектуальной личности! Для этого необходим ряд аранжирующих данных как порядочность и обаяние

     Итак, интеллект – это инновационный уровень проявления ума, что достигается благодаря наличию незаурядных умственных способностей личности и их развитию. Никакая социализация и никакое воспитание не помогут ей стать интеллектуалом без наличия подобных природных способностей.

   Вот почему  интеллектуалов - мало, умных –  больше, а соображающих – множество.

    Интеллект – это феном, не только производный от ума. Прорастая на базе ума, обретая новые качественные характеристики в процессе истори- ческого совершенствования мыслительной деятельности,  интеллект представляет инновационный механизм этой деятельности, в котором сотворение нового знания является главным  отличием его от ума. Таким образом, на материальном фундаменте мозга воздвигаются две «эфемерных конструкции»:

            Ум - мыслительный механизм первого порядка

            Интеллект - мыслительный механизм второго порядка

    Для разведения этих феноменов познавательный интерес представляют те кирпичи, из которых они выстроены. Деятельность интеллекта определяется наличием и развитостью умственных способностей. Именно на этом материале, условно его назовем «флюидин 1», образуется интеллект. По мере обретения общественных знаний и опыты в процессе мыслительной деятельности оформляются разнообразные  интеллектуальные способнос- ти.

    Чем весомее в интеллекте представлены эти способности, тем выше уровень мыслительной деятельности. Конечно, если не упустить возраст- ные сроки их эксплуатации и совершенствования. Например, кто-то наследственно наделен логичностью мышления. Однако, если этот дар не оснастить во время знаниями, например, научными и по формальной логике, то эффективность мышления обладателя этого дара может оказаться значительно меньше по сравнению с мышлением того человека, который, не имея такого первородного аванса, проявил временное упорство по овладению научными знаниями вообще и конкретно – по формальной логике.

    Или возьмем память - заложенные в голову контейнеры различных сведений, знаний, мыслей и т.д. Это уникальный механизм перевода информации из глубин бессознательного в сознание. Кто владеет развитой памятью, тот имеет информационное  преимущество в деятельном использовании своего интеллекта.

     Воображение - центрирующий фактор мыслительного процесса: оно удивительнейшим образом благотворно воздействует на мышление и память, стимулирует их, придает им концентрацию и мощь проявления. В итоге, эврика, находка, открытие! По мнению кинорежиссера А.Чухрая: "Мечта организует человека». Удивительно емкое и верное утверждение.

    Креативные способности – специфический атрибут интеллекта. У Г. Флобера есть выражение: «Успех приходит, когда люди берутся за безнадежные дела». Для решения таких дел нужен незаурядный интеллект, то есть такой, в котором креативные способности - это ресурсные возмож- ности мышления, памяти и воображения работать в эвристическом алгоритме.

    Эвристические способности - это редкостный дар. Интеллектуалы, обладающие ярко выраженными такими способностями, могут получить признание как талантливые личности, а выдающиеся  из них почтительно называют гениальными личностями.

    Как можно их различать?

    Талантливые люди воспроизводят оригинальные идеи, а гениальные - великие идеи. Если идеи первых обычно вызывают удивление, иногда и восхищение, то идеи вторых шокируют и подвергаются нередко осмеянию. Как писал К.Э. Циолковский: «Изобретателей считали полоумными и они ничего, кроме бедствий не получали». В книге приводится надпись на гробнице Ламарка, сделанной его дочерью: «Ты будешь отомщен».        

    Итак, гипотетически можно утверждать, что на базе интеллекта воссоздается  новый мыслительный механизм – мыслительный механизм третьего порядка.  Этот мыслительный механизм обозначим понятием «менталитет».

    По мере развития интеллекта претерпевает изменения и менталитет. В нем концентрировано проявляется и уровень состояния интеллекта, и познавательный опыт личности. В процессе интеллектуального становления менталитета происходит качественное обогащение ряда мыслительные способности. Например, воображения, логичности суждений. История формирования менталитета складывается на ранних стадиях социализации ребенка. В возрасте 3-5 лет вырисовываться эскиз подсознательно-сознательного  отношения ребенка  к внешнему миру. В этот эскиз менталитета свой штрих вносит наследственность, которая оказывает существенное влияние на человеческую ментальность в виде  архетипов, стереотипов, традиций. В жизни немало примеров: дети - это зеркальное отражение кого-то из родителей по чувственности, мыслительным действиям, вкусовым склонностям.

   По мере взросления интеллекта усложняется и менталитет: в нем усиливается “противоборство” иррационального и рационального при восприятии реалий жизни и отношения к ним. Это противоборство является одной из важных отличий менталитета от интеллекта, которому присущ приоритет рациональности восприятия.

    В первой версии следует привлечь внимание  к менталитету как мыслительному складу народа (нации).

    Менталитет – это обобщенная характеристика мыслительного склада нации, а потому в нем скопировано присутствие индивидуального интеллекта. Более того,  индивид, появившись на белый свет, уже на подсознательном уровне подпитывается флюидами менталитета своей нации. Им осваивается, как подсознательно, так и осознано технология мыслительного склада своего народа.

    В чем несложно убедиться при знакомстве с высшим мыслительным продуктом менталитета как мудрость. По словам Л.Н. Толстого это знание вечных истин, приложимых к жизни. Создание «банка вечных истин» не под силу менталитету отдельной личности. Это результат многолетних накоплений мыслей, осуществляемых людским сообществом. Мудрые люди, несмотря на различие в национальности, религии, условий жизнедеятельности, мало отличаются благоразумными действиями друг от друга. Например, американцы с интересом относятся к трудам Конфуция, россияне почитают Омару Хайяму, признанием у европейцев пользуется Ф. Достоевский.

    Уровень зрелости менталитета личности непосредственно связан с ее образованностью. Прорастая из интеллекта, менталитет, имеет собствен- ную технологию освоения и воспроизводства знаний. Вот почему нельзя не восхищаться лаконизмом Горация: главное  предназначение мудрости – это освободиться от безрассудства.

    Кстати, одной из возможных разгадок феноменального воздействия публичных деятелей на людские массы, их приобщения к реализации своих замыслов, лежит в области особенностей менталитета. Например, академик В.М. Бехтерев говорил о существовании «психических микроб», которые эффективно передаются суггестивным способом. Можно предположить, что многие масштабные успехи публичных деятелей достигнуты, благодаря их уникальному дарованию распространять «психические микробы» на менталитетном уровне. Быть может, на этом зиждется впечатляющий успех вождизма, который  является проявлением  особых качеств менталитета.

    Итак, по первой версии менталитет выступает в качестве мыслительного механизма  - механизма третьего порядка. Если ум прорастает из мозга, а интеллект - это надстройка над умом, то менталитет, образуясь из интеллекта, представляет инновационный мыслительный механизм. Суть его - аранжирование мыслительных процессов, отражение в них генетической и генеалогической самобытности людей, их  национального образа жизни.

 

         Вторая версия.

    О том, что люди мыслят не только головой, давно известно. Размышляя о семейных проблемах, Д.И. Фонвизин объяснял их тем, “что при нынеш- них супружествах редко с сердцем советуются”. В “Маленьком принце” Сента-Экзюпери звучит такая фраза: “Самое главное - то, чего глазами не увидишь. Зорко лишь сердце”. Или удивительная запись Л.Н. Толстого о том, как в юношеском возрасте  у него были добродетельные мысли, кото- рые нравились его уму, но не сердцу.  

     Факты, говорил И.П. Павлов, это воздух ученого. Если дышать

воздухом  фактов, то имеются достаточно оснований, чтобы согласиться с такими художественными понятиями как «сердечное сознание» или «память сердца сильнее памяти рассудка». На первый взгляд, подобные словосочетания - это гносеологическая погрешность. В них больше метафоричности, чем объективности. Вместе с тем, имеется достаточно оснований предполагать, что сердце, как и мозг, является материальным воспроизводителем мыслительной деятельности.

    Итак, мыслит ли сердце?

    Что следует особо отметить: без сердца организм не деятелен как биоло- гическая система. Вот почему жизнь каждого человека имеет границы, очерченные возможностями его сердца. Как гласит в медицине: сердце реа- лизует важнейший физиологический процесс организма – кровообращение, которое выполняет такие жизненно важные функции как транспортировка кислорода из легких в ткани и углекислоты в обратном направлении, пере- нос веществ из питательного тракта к работающим органам и продуктов обмена (шлаков) от них к органам выделения, защитную функцию и др..

    Если сопоставить сердце с мозгом, то в физическом (вес) и структурном (клеточная матрица) плане оно явно проигрывает ему. Однако, есть осно- вания утверждать, что структурно-клеточные и энергетико-информативные характеристика сердца почти не изучены как качественно уникальная ма- териальная матрица. Хотя такие данные, как первоначальное расположе- ние сердца в шейной части организма, то есть вплотную к мозгу, факт двух сердечных желудочков, сравнимые с двумя большими полушариями мозга, наличие специфических нервных структур (например, синусно-предсердного узла – узел Киса-Флека), – все это эмпирически подтвержда- ет о возможной причастности сердца к мыслительной деятельности.

    В самом деле, судя по обозначенным функциям сердца, его роль в мыслительном процессе не должна вызывать серьезные сомнения. Прежде всего, без функционирования сердца мыслительного процесса вообще не имело бы место. Благодаря сердцу человек жизнедеятелен: биохимически, энергетически, информационно. Просто мы еще не знаем, как сердечные процессы участвуют в общем процессе сотворения человеческой мысли. Но то, что без них мыслительный процесс не реален - это бесспорный факт.

И он подтверждается результатами недавних исследований Института мозга имени Макговерна. Вот одна из выдержек итогов исследований, представленных в Интернете: «В последнее время появилось много доказательств – кровь выполняет не только транспортные функции.

Она регулирует работу нервной системы, подобно реле, а это, как мы полагаем, изменяет мыслительные возможности конкретного человека в определенный временной отрезок». 

     Если посмотреть на эту проблему с исторических высот, то можно об- наружить многовековые попытки прокладывания тропинок к познанию роли сердца в мыслительной деятельности человека. Еще Аристотель ут- верждал, что под влиянием приливов крови к голове индивидуумы дела- ются поэтами, пророками или прорицателями. Обобщая материалы ис- следований по «физиологии гения», Ч. Ломброзо писал: мыслителям наравне с помешанными свойственны постоянное переполнение мозга кровью (гиперемия), сильный жар в голове, и охлаждение конечностей…

     Итак, зафиксируем, что кровообращение не только подпитывает мозг для его продуктивной работе, но и оказывает непосредственное воздействие на мыслительную деятельность.

     Каким образом?

     Прежде всего - биохимическим способом, т.е. благодаря обеспечению функционирования кровотворных процессов в организме человека. И, чем лучше они справляются со своими задачами, тем благоприятнее это отржа-  ется на мыслетворчестве человека.

    Далее - энергетическим воздействием. Энергетика сердца – это особый вид человеческой энергии, а потому не исключено, что она оказывает влияние на становление и функционирования мыслительной деятельности. человека. Тем более, если принять во внимание тот факт, что познаватель- ная деятельность – это огромные энергетические затраты.

    Имеются весомые аргументы и по поводу информационной деятельнос- ти сердца. В этой связи обратимся к некоторым материалам оригинальных открытий российских ученых.

     Исследования, проведенные научным центром информационной медицины «ЛИДО»  проф. А.Е. Бессонова подтвердили: каждая клетка живого организма участвует в обмене информацией по- средством радиоволн сверхмалой мощности. Экспериментально было ус- тановлено, что клетки способны генерировать радиосигналы и принимать их, являясь одновременно передатчиком и приемником.

    Какие обобщения можно сделать на основании приведенных материалов?

    То, что научное подтверждение об обладании клетками нашего организ- ма радиосигналами, позволяет предполагать об обладании таким же свой- ством клеток сердечной ткани и мышечной сумки сердца (перикарди). Можно предположить, что клетки сердца и перикарди являются радиоинформаторами уникального класса, а потому их роль в сотворении мыслительного процесса иррационального жанра – весьма значительна и то, что это мало изучено, не является основанием для того, чтобы отрицать роль сердца в мыслительной деятельности человека.                                   

   Ф.М. Достоевский неоднократно в своих произведениях обращался к размышлениям о сердце. По его мнению – главное в человеке не ум, а то, что им управляет: характер, сердце. Другое суждение: «не ум главное, а то, что направляет его, - натура, сердце…». Или такая фраза: «чтобы умно поступать, одного ума – мало».

    Хотелось бы привлечь внимание читателей на то, что блестящий зна- ток русской психологии не только признает безусловную роль сердца в определении отношения людей к жизни, но и факт активного воздействия сердца на их умственную деятельность.  

    Таким образом, сердце не только орган, воспроизводящий различные специфические «продукты», имея в виду, например, такое материальное образование как «пигмент старости», но в своей «строительной деятель- ности» оно создает и нематериальные образования - набор разнообразных чувственных и мыслительных состояний.

    Это позволяет утверждать: сердце человека - это биологический орган и уникальный механизм, воспроизводящий разнообразные виды нематериальной продукции. Той самой продукции, которая образует мозаичную духовную ткань, сотканную из человеческих чувствований, догадок, интуитивных предположений и.т.д.

    Многое в нашей жизни познается через сердечное чувствование. Всем сердцем мы радуемся удаче и с тяжелым сердцем переносим неприятности. От всего сердца желаем благополучие родным, с болью в сердце восприни- маем людское горе. Имеется множество крылатых выражений, пословиц и поговорок, связанных с сердцем: «на устах медок, а на сердце холодок», «сердцу не прикажешь». Или «сердце тебе не хочется покоя…», «что так сердце, что так сердце растревожено».

     Все это подтверждает, что функционал сердца имеет непосредственное отношение к мыслеобразованию. Как на фундаменте мозга надстраивают- ся такие  мыслительные механизмы, как ум и интеллект, то можно предположить, что и сердце воспроизводит свою механику мыслительной деятельности. Благодарю чему оно по-своему, т.е. иррационально мыслит!

    Можно ли это фактологически обосновать?

    Пока нельзя. Однако, отсутствие должных аргументов не исключает полезности гипотетического поиска. Например, медики и психологи, имеющие в распоряжении современную электронную технику, не располагают топографией мозга, где четко было бы зафиксировано при- сутствие интеллект и менталитета как реальных структур. Поэтому правомерно утверждать, что современная топография сердца тоже пока не может зафиксировать механику его мыслительной деятельности.

    Любая версия – это не истина, а поисковый инструмент ее познания. Развивая нашу версию, представим на суд читателя следующую посылку: механику мыслетворения сердца составляет такие научно не изученные не- телесные механизмы как наитие и душа.

    Поразмышляем о сути обозначенных феноменов.

    Наитие или предчувствие составляет первоначальный вариант ирраци- онального познания. Потенциал наития определяется развитостью сенсорного аппарата человека. Чем богаче эмоционально-чувственная сфера человека, тем активнее проявляется его наитие.

    Таким образом, в образовании первого мыслительного механизма сердца – наития, наблюдается несколько иная, по сравнению с образованием ума, технология образования материала, из которого сделано наитие. Его первоначальным материалом является психическая энергия, а затем в качестве строительного материала выступает особого рода физиологическая энергия. Ее особенность обусловлена тем, что в кровотворении значительная роль различных систем внутренней секреции с их гормональной продукцией. Кстати, одной из таких систем является щитовидная железа. Обратим внимание на то, где она находится: между сердцем и мозгом. Представляется, что это не случайное место расположение.

    Материал, из которого создано наитие, обозначим условно «флюидин-2».

     Наитие отличается от интуиции. Если интуиция, это внутренний голос, исходящий от ума и подсказывающий, как надо поступить, то наитие вводит человека в виртуальное пространство, в котором ничего не видно, но оно стимулирует его к определенным действиям. Например, к мысли- тельным или практическим. Если интуиция - это как бы подсказка, исходящая из головы, то наитие – это органическое ощущение что-то прближающегося или отдаляющегося, идущее от сердца.

    Совместимость наития и интуиции проявляется в том, что они являются показателями функционирования подсознания, а потому важными состав- ляющими глубинной психологии. На примере наития убедительно просматривается роль эмоций в насыщении сердца соответствующей энергетикой и информацией для его мыслительной деятельности. Вот почему безупречно утверждение: нельзя научиться мыслить, не научившись чувствовать. Как, безусловно, практично звучит совет, чтобы травы лечили, их надо срывать с добрыми чувствами и мыслями.

    Не правда ли, насколько удачно корреспондируются друг с другом приведенные высказывания?!

    Итак, наитие - это первейший мыслительный механизм сердца. Труд- ность его познания обусловлена тем, что наитие, как познавательный механизм имеет сугубо глубинное эмоциональное присхождение. В качестве конкретных продуктов его работы выступает предчувствие,  известными модификациями которого являются, например, предвкушение и более высокий уровень – предвосхищение. Можно предположить о непосредственном участии наития в образовании интуиции. Что является подтверждением тесного сотрудничества мозга и сердца в процессе мыслетворения.

    «Сердце вместилище души» - говорят китайцы. В контексте нашего размышления отметим, что душа, если ее рассматривает не с позиции психологии, а с позиции философской антропологии и ортобиотики, можно представить в качестве «сверх-особого» познавательного механизма человека – механизма воспроизводства «душевных мыслей».

    Было наивно возражать против тех жизненных факторов, которые жест- ко детерминируют рационализм сознания людей. Это заметно проявляется в их прагматизме и эгоцентризме.

   Что избыточно проявляется в современных детях. Они становятся менее чувственными. В  их увлечениях преобладает детективная литература, поп-музыка и компьютер. Беспокоит еще и то, что во многих семьях дети рано теряют «живую связь» с родителями. Одно лишь подтверждение этого: американские исследования свидетельствуют, что на вопрос к школьникам «кого ты больше любишь – папу или телевизор?» 44% ответило – телевизор.

     Чем менее этому способно противостоять сердце, тем активнее в человеке выступает жажда наживы, культ силы, эгоизм личных интересов. К сожалению, чем образованнее становятся люди, тем в геометрической прогрессии сокращается среди них численность альтруистов. Это объяснимо. Альтруизм –  зов сердца к самопожертвованию. Не у всякого образованного есть сострадательное сердце, а более точно – трепетная душа, красотой которой, как определил Ф. Честерфилд, является добродетель.

    О душе имеется немалое количество литературы, в которой дается масса ее интерпретации. Например, высказывание М.Ю. Лермонтова: «История души человеческой, хотя бы самой мелкой души, едва ли не любопытнее и не полезнее истории целого народа, особенно когда она – следствие наблюдений зрелого разума над самим собой». Или слова Д. Фонвизина: «Имей сердце, имей душу, и будешь человеком во всякое время».

     Цицерон утверждал, что «душевные недуги куда губительнее, чем телесные», а потому предназначение философии состоит в излечивании души. Исходя из этой парадигмы, можно объяснить причину  развитости философской мысли в нашем отечестве. Русская философия занимает возвышенное место среди всех философских течений мира, так как в ней больше нравственной аналитики и противоречивых мечтаний, она не праг- матична и удивительно открывает в душе человека клапан возвышенных мыслей.

    Душа издавна выступает как мыслительный механизм сердечного происхождения. Она вбирает в себя все то, что присуще наитию и иррационально обогащает мыслетворческую деятельность. Да, душа мыслит, о чем не всегда догадывается человек. Это проявляется в его поведении, в принятии конкретных решений. Например, такие поступки как бесстрашие и бескорыстие, трусливость и жадность, могут совершаться неосознанно и осознанно, но в каждом случае душа  имеет причастность к подобным действиям.

    Да, мысли души иные, чем мысли интеллекта, как по происхождению, так и по ощутимости их человеком. Например, людям хорошо известны такие состояния своей души как томление, мучение, ликование. В том, что душа имеет свою память, собственные мысли, специфичные способы реагирования на телесное и духовное состояние организма и внешние факторы, для аргументированного подтверждения имеется предостаточно аргументов в литературе, художественном творчестве и психиатрии. Как образно сказал И. Канта: «душа человека – это улей неисчислимых забот».

     В докторской диссертации Бергсона «Опыт о непосредственных данных сознания» (1889 г.) была представлена новая модель сознания, в центре внимания которой оказывается «чувствующее, волнующее сознание», требующее иных, чем прежде, способов познания. Среди этих способов  приоритет принадлежит методу интроспекции - самонаблюдения, погружения в собственное сознание с целью его исследования.

    Душа, вбирая в себя все то, что присуще наитию, является главным двигателем «чувствующего, волнующего сознания» как одного из многочисленных срезов человеческого сознания. Образуя «чувствующее, волнующее сознание», душа выступает в виде уникального мыслительно- го механизма, без которого любое сознание не может существовать.

    Итак, в чем состоит своеобразие менталитета  «сердечного производства»  или суть второй версии?

     Менталитет - результат деятельности наития и души. А именно:  сенсорно-духовные материалы наития подвергаются обработке «смысловой логикой» души. Когда говорят, что сердце помнит, что сердце познает - это значит, что оно мыслит. В жизни имеется предостаточно ситуаций, когда человек действует, умственно не просчитывая в силу того, что-то толкало его изнутри. Это – не какая-то аномалия  психического состояния. Многие поступки людей обусловлены зовом сердца, а точнее - наитием и «смысловой логикой» души. Так реально проявляется работа менталитета как мыслительной механики сердечного происхождения.

     В этой связи отметим, что основным языком «сердечного менталитета» выступает такая невербальная информация как мимика, жесты, поза, флюиды духа. Не случайно душевные люди характеризуются разнообрази- ем подобных штрихов, наглядно выступающих в их облике или, как говорил Ф.И. Шаляпин, в окладе. Такие люди визуально заметно отличаются от горделивых прагматиков, а по самобытности своих суждений нередко вызывают восхищение.

   В. Гарвей в книге «Анатомическое исследование о движении сердца и крови у животных», изданной в 1628 году писал: «Сердце животных – источник жизни, начало всего, солнце микрокосмоса, от которого зависит вся свежесть и сила организма».  Так с давних времен и до наших дней специалисты не перестают удивляться  функционалу сердца и особенно человека. Оно вызывает восхищение своей оригинальной механикой и моторной неутомимостью. Все сходятся в том, что этим и обусловлен интерес к сердцу, от состояния которого зависит жизнь человека как физическая, так и духовная.   

    Чтобы сберечь сердце, недостаточно заботиться о нем только как о биологическом органе. В обеспечении здоровья сердца, наряду с другими факторами, велико значение возвышенной эмоциональной энергетики. Сердце нуждается в душевной экологии, в подпитке разнообразных эстетических и нравственных переживаний. Для этого необходимы специальные меры по насыщению его эмоциональной информацией, сокращению «пигмента старости», обогащению благородными чувствами и мыслями.

  Стефан Цвейг в биографии «Зигмунд Фрейд» тонко подметил: врачебной наукой установлен тщательный уход за такими деталями человеческого организма, как зубы, кожа, волосы, а душевные страдания не нашли отзвука в науке.

    Итак, менталитет, как мыслительный склад наития и души, проявляется в виде чувственно-особого отношения человека к идеям и фактам, к разно- образной невербальной и вербальной информации, к конкретным поступ- кам людей. В итоге – воспроизводство человеком иррациональных мыслей.

Как здесь не вспомнить слова французского писателя Люка де Клапье Вовенарга: «Великие мысли исходят из сердца».   

 

                     Третья версия.

    Итак, в первой версии констатируется, что образование менталитета осуществляется на базе таких механизмов мозга как ум и интеллект. По второй версии –  образование менталитета реализуется благодаря таким механизмам сердца как наитие и душа.

     Надеюсь, что изложенные версии о менталитете имеют право на существование и представляют определенный гносеологический интерес.

    По крайне мере, их осмысление стимулирует формулирование еще од-  ной версии о природе менталитета и технологии его функционирования.

   Дело в том, что мозг и сердце органично и функционально взаимосвяза-  ны и непрерывно взаимодействуют друг с другом. Что метко подметил В. Гюго, обращая внимание на то, что «ум и сердце – две симпатичных и параллельных области, одна не может расширяться без того, чтобы не увеличилась другая, другая не может подняться без того, чтобы не возвышалась  другая…».

   Разделяя точку зрения писателя, добавим, что подобная позиция объек- тивно представляет факт совместного участия сердца и мозга посредством описанных ранее механизмов в сотворении человеческих мыслей:  иррациональных (неосознаваемых), так и рациональных (осознаваемых). Как справедливо подметил В.Г. Белинский, без чувства изящного нет гения, нет таланта, нет ума.

   Обобщая эти и ранее высказанные  данные, можно придти к следующему предположению: органическая и функциональная взаимосвязь мозга и сердца объективно обусловливает их тесное взаимодействие в организации всей психической деятельности человека, главным предназначение которой являются познание и осознание.

   Н.Н. Ланге  в  работе под примечательным названием «Душа и мозг»  утверждал, что структуры психической жизни не вполне совпадают со структурой нервных механизмов. «Мы предполагаем, напротив, - писал Н.Н. Ланге, - что эти механизмы отчасти определяют психическую жизнь, отчасти же сами определяются ею».

   Итак, мозг не определяет в полном объеме нашу психическую жизнь. В ее функционировании участвуют и другие агенты. Например, имеются достаточные основания предполагать, что сердце можно отнести к числу таких агентов.

   С развитием хирургической кардиологии могут возникнуть два актуаль- ных и компетентных вопроса:

   При пересадке человеческого сердца не может не разрушаться сложившаяся  психическая структур личности. В свою очередь, это каким-то образом отражается на прежнем алгоритме функционирования ее менталитета?

   Пересадка сердца решает проблемы физического выживания человека, но насколько после такой операции не возникнет угрозы для полноценного душевного его существования?

   Гипотетически можно утверждать, что генетически и генеалогически в каждом человеке вмонтирован модуль прообраза его души, как в человеческом мозге определены эмбрионы задатков к определенным  видам будущей деятельности человека. Вот этот модуль-прообраз души обретает самостоятельное существование во внутреннем «телесном и психическом пространстве» человека. Что и позволяет сохранять целостное состояние его души после удаления родного сердца. Однако, это не снимает существования сложной проблемы - проблемы совмещения «неродного сердца» с «родной душевной средой» организма оперированного человека. Ее успешное решение – ключ к полноценному выздоровлению  человека после столь тяжкого полостного хирургического вмешательства в его  организм.  

 Можно предположить, что успешное проведение пересадки сердца во многом зависит от той эмоциональной ауры общения с пациентом, ко- торая создается перед проведением операции и после ее завершения. Все меры по укреплению душевного состояния больного призваны способствовать процессу совмещения чужого сердца с новой для него телесной и духовной средой внутриличностного обитания.

   Итак,  человеческая психика на подсознательном и сознательном уровне реализуется благодаря деятельности мыслительных механизмов как моз- гового, так и сердечного происхождения. Мозг и сердце, осуществляя свое уникальное амплуа, обречены на тесное сотрудничество. Что приводит к образованию в их совместной мыслительной деятельности «золотого сечения» – материала и пространства для воспроизводства и деятельности нового мыслительного механизма, каким является менталитет.

   В обосновании данного положения суть третьей версии о менталитете.

   Менталитет – это эфемерная механизм, материальным фундаментом кото торого является особая органика («флюидины» 1 и 2) мозга и сердца, а духовной механикой – интеллект и душа. В менталитете в снятом виде отражены реальные и виртуальные ресурсы, которыми наделены интеллект и душа, их совместная мыслительная деятельность. Однако, менталитет – не оттиск с интеллекта и души, а результат еще не познанного процесса обретения ими вкупе новых качественных образований, проявляемых в мыслительной деятельности людей.

   Гейне в памфлете «Людвиг Берн» писал о присущем народам прирожденного и воспитанного духовного направления склада мыслей и характеров. Если принять во внимание, что весьма часто под менталитетом понимают особое состояние сознание - умонастроение, в котором проявляется склад мыслей, способы восприятия, своеобразие переживаний, присущих какому-то народу или отдельной личности, то правомерно предполагать о существовании менталитета как самостоятельного мыслительного феномена.      

   Как же в жизни проявляет себя менталитет как следствие «золотого сечения» совместного функционирования интеллекта и души?

   Наиболее предметно это проявляется в особой взаимосвязи души и интеллекта в общей механике менталитета.

    Например, чем меньше какими-то недугами подорван интеллект, тем здоровее душа. Как в свою очередь, совестливая душа – лучшая опора для мыслящего человека. Успокоенная совесть одухотворяет человека, стиму- лируя его интеллектуальную деятельность..

    В  названном «золотом сечении»  следует искать разгадку таких необычайных явлений, как обнаружение в человеке творческих способностей, которые ранее не были замечены. Реально менталитет, как «золотое сечение» совместной деятельности сердца и мозга, проявляется в таких продуктах мыслетворения как интеллектуальная зоркость и душевная проницательность.

   Значение менталитета выходит из рамок мыслетворения. Его социальное

значение определяется еще тем, что он является несущей конструкцией таких феноменов как национальный дух и характер. Благодаря деятельной выраженности этих феноменов, различаются народы друг от друга по проявлению своих дарований и отношения к жизни. Особенно контурно просматривается менталитет в поведении людей. Например, образ жизни – это наглядное  проявление народного менталитета.

    Общность менталитета сближает людей, скрепляет их в прочные узы общения и совместной деятельности. Общеизвестно, что в России нацио- нальные различия не являются преградой для межнациональных браков. Объяснением тому является менталитетная общность россиян всех национальностей как единого народа. Многие зарубежные инвесторы и менеджеры знают, что их деятельность в России не реальна без серьезного изучения особенностей русского менталитета и соответствующих коррек- тив в организации бизнеса.    

    В.М. Бехтерев в докладе 1913 году о Ф.М. Достоевский отметил: «Гениальным чутьем и проникновенной художественной интуицией Досто- евский наметил ясно и метко важнейшие черты болезненных явлений ду- шевной жизни. Почти все разновидности психические страдания, класси- фицированные современной наукой, находят для себя яркие, выпуклые иллюстрации в его произведениях. Клиническая правда в большинстве случаев совпадает с данными художественного творчества Достоевского».

    Такое научное познание человеком, не являющегося специалистом в области научной психиатрии, обусловлено особенностью его менталитета. Для подобной аналитики недостаточно развитого интеллекта, ибо ее ре- зультаты – это и проявление незаурядного наития и душевного познания.

    Продуктивность работы менталитета обусловлена природными ресурса- ми интеллекта и души, их деятельной развитостью. Чем богаче история на-

рода, разнообразны  природные и культурные условия его жизнедеятель- ности, тем мощнее  и самобытнее его менталитет. Можно предположить, что в ближайшее время к нам будут приезжать представители разных стран, чтобы пообщаться с русскими, приобрести душевное успокоение.

   Цена такому общению в современный рациональный век будет расти!   

   В менталитете лежит разгадка соотнесения обыденного и научного сознания. Здесь как на весах: на одной их чаше интеллект, а на другой душа. Что в менталитете человека весомее - душа или интеллект? Ответ на этот вопрос позволяет разделить людей на следующие типы: интуитивно мыслящие (фантомы) – это те, у которых душа определяет тональность работы менталитета, и взвешенно мыслящие (догматы) – это те, у которых интеллект контролирует душевные порывы.

    Чем возвышеннее душа, тем благороднее интеллект человека. Чем она приземленнее, тем в человеке преобладает прагматизм. В этой связке иррационального (непосредственности) и рационального (расчета) коре- ниться объяснение многих поступков людей. В жизни предостаточно при- меров, когда интеллектуал поступает не достойно, а скромняга по эруди- ции удивляет своей нравственной обязательностью. Удивительно современно звучит утверждение Н.А. Добролюбова: доброта и благородство совер- шенно надежны и полезны, когда они основываются на твердом убежде- нии, хорошо выработанной мысли.

 В этой связи следует особо сказать об уникальности русского ментали- тета. Если принять во внимания научную оценку русского ума в свете тех серьезных генетических недостатков, о которых писал И.П. Павлов, то их компенсация восполняется необыкновенной душевностью русских людей. Да, русские не так прагматичны как американцы и не остроумны как французы, уступают немцам в пунктуальности, а англичанам в неукосни- тельном соблюдении этикета. Однако, у русского менталитета имеется свои национальные достоинства, выявление и реализация которых, как свидительствует история государства российского определяет его мировой авторитет и признание. Вот почему нам следует бережно обращаться со своим национальным менталитетом, процесс совершенствования которого происходит по мере вызревания достойных для россиян условий жизни и их активного участия в ее цивилизованном преобразовании..

 

       Резюме.    

    В феврале месяце 2005 года мною был сделан запрос в Интернете на слово «менталитетология».  Получен ответ: «Не найдено ни одного документа – полностью соответствующего   запросу менталитетология».

Не было обнаружено каких-то публикаций по менталитетологиии в библиотечных каталогах г. Москвы.

    Таким образом, при росте публикаций по ментальности и менталитету в своей книге «Эффективный менеджмент: мыслить по-русски» впервые представил эскиз новой отрасли научно-прикладного знания, которой дал наименование менталитетология. 

    Что изучает менатлитетология? Каков объект и предмет ее исследований?  Какие закономерности образования и жизнедеятельности менталитета имеют научный и практический интерес?

    Вот тот круг вопросов, ответы на которые могут быть достаточным обоснованием для признания менталитетологии в качестве самостоятельной отрасли научного знания и исследования.

     Завершая изложение версий о менталитет, сделаю ряд обобщений:

   менталитет – это уникальное мыслительное образование, обладанием

                               им доступно только людям.

  мениталитет - своим материальным фундаментом имеет энергетичес-

                            ки-информационную массу, воспроизводимую мозгом

                            и сердцем.

  мениталитет – это совместная духовная деятельность интеллекта и ду-

                            ши по созданию иррациональных и рациональных челове-  

                            ческих мыслей.

  менталитетэто духовный склад  людей, отражающий особен-

                           ности исторических, этнопсиохологических, культурных

                           и социально-экономических условий их образа жизни.

     Таковы фундаментальные концептуальные позиции менталителогии.

Исходя из них, выстраивается методология менталитетологии. В качестве объекта исследования выступает совместная деятельность интеллекта и души, в качестве предмета исследования – условия функционирования менталитета, закономерности производства им мыслительной продукции.

Палитра научных методов исследования, которые используются в менталитетологии, весьма разнообразна, и их выбор определяется теми задачами, которые ставит перед собой исследователь.

    От того, какой механизм мыслительной деятельности превалирует в менталитете – интеллект или душа, определяются типы менталитета: при приоритете интеллекта -  рассудительный, при приоритете души -  чувственный, при сбалансированном  функционировании интеллекта и души – здравомыслящий, при переменном акцентировании деятельности интеллекта и души -  благоразумный. 

   Есть основание предполагать, что познание процессов  воспроизводства указанных типов менталитета, позволит выявить общие закономерности  образования и функционирования менталитета и конкретные закономерности образования и функционирования его типов.

    Отличительной чертой русского менталитета является язык, который запредельно насыщен оригинальными метафорами и идиомами. Например, такие ходкие выражения как «заморить червячка», «бить баклуши», «руки зачесались», «мотать нервы» - не переводимы на чужеземный язык в той фонетической звучности и семантической содержательности, как у нас.

       Сегодня уже не  приемлемо высказывание А.С. Пушкина о том, « что нужно Лондону, то рано для Москвы». В нашем менталитете налицо приращение интеллектуального ресурса по причине активного вовлечения россиян в мировой бизнес, приобщения к Интернету, овладения ими ком- пьютерной техникой обработки не только данных, но и знаний. Все это спо- собствует больше технологичности ментальных процессов, их логической упорядоченности.

    Вместе с тем, нам надо бережно сохранять свой национальный менталитет и проявлять усердие  мыслить по-русски. Например, вносить эстетичности в мышление, помня слова  авиаконструктора А. Туполева: «То, что красиво, то и летает». Смелее доверять своему наитию, т.е. тому, что подсказывает сердце. Как писал А.А. Марлинский: «Великодушное сердце – лучший вдохновитель разума».  Соблюдать особо значимого для русских нравственного правила: справедливость – ключ к обхождению  человека. И никогда не забывать, что русских трудно понять, их надо чувствовать.

     Когда утверждают, что приоритетным постулатом педагогики является ее личностная ориентированность, то это не совсем корректно, ибо таковым занимаются, например и этика, и театральная режиссура. Педагогика призвана быть менталитетно-ориентированной наукой и практикой, что позволяет ей сосредоточить внимание на познании «внутриличностного механизма самодвижения» и создания соответствующих технологий воздействия на него. Пусть мозгом занимаются нейрофизиологи, сердцем – кардиологи, интеллектом – психологи, душой – священнослужители,  а менталитетом – педагоги.   

     Менталитетология – теоретико-прикладная основа педагогики. Благодаря менталитетлогии она может обратиться к более широкому спектру научных знаний, что возвысит ее роль в системной познание личности, в реальной помощи молодежи и ее воспитателям в создании здорового образа жизни. Опора на менталитетологию поможет успешно решать такую актуальную проблему как формирование профессионального мышления тех, кто занимается образованием и воспитанием молодежи. До сих пор эта проблема ни теоретически, ни практически на должном уровне не решается в Вузовской подготовке педагогов.

  Необходимость освоения менталитетология   – актуальная проблема для педагогов. О чем свидетельствует мой опыт работы в Академии последип- ломного образования. Изложенные выше концептуальные положения  с интересом воспринимаются слушателями.  Многие из них признаются, что подобной ориентации в функционировании мыслительной деятельности учащихся им явно не хватает для их профессионального мышления и практической работы.

 

 

 

Бестселлер

В.М. Шепеля "Менталитет руководителя. Управленческое мышление"

 

 

 

 ©  2009-2011 Некоммерческое партнерство "Лига профессиональных имиджмейкеров"