Лига Профессиональных              имиджмейкеров                                           г.  Москва, Россия         

 

Сайт Лиги профессиональных имиджмейкеров
 

Главная страница

 

Деловая информация

 

Переписка с   

читателями

 

Размышления  

имиджмейкера

 

 

Подписка на журнал

"Репутациология"

 

 

Номинация "За вклад в

семейное благополучие

России"

 

 

Вести из регионов

 

Региональные представительства ЛПИ

 

 

Информационный кейс имиджмейкера

Дистант-обучение "Профессиональное мышление имиджмейкера"

 

 

 

 

 

 

 

Журнал

"Международные научные исследования"

 

 

Журнал

"Репутациология"

 

 

Журнал

"Экономика и предпринимательство"

 

 

 

 

Размышления имиджмейкера

 

 

ВОЗРАСТАНИЕ ЦЕННОСТИ ФИЛОСОФИИ
КАК УЧЕНИЯ
ОБ  УНИВЕРСАЛЬНЫХ ПРАВИЛАХ ПОЗНАНИЯ

 

 

 В.М. Шепель, доктор философских наук, профессор, академик РАЕН,  заслуженный деятель науки РСФСР.

 

         

     АННОТАЦИЯ: представлена феноменологическая  интерпретация философии, обосновывается актуальность формирования философского склада мышления.

    КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: учение, наука, философия, свобода слова, менталителогия, гносеология, методология.

       

 

После выхода в свет книги «Философская культура исследователя. Креативное пособие для педагогов». М. 2013 г. получаю письма, в которых  читатели просят  расставить акценты на положения философии, которым следует придать  теоретический и практический интерес.

В обобщенном формате ответом на поставленные вопросы будет следующее утверждение: восстановить полноценное научное исследование и преподавание философии в высших образовательных учреждениях, придать философии статус обязательной составляющей профессиональной компетенции научных работников, государственных деятелей, топ-менеджеров.   

            

                                ****                      

 Изучение познавательной деятельности выдающихся зарубежных и российских философов и ученых свидетельствует об их высоком мастерстве использования своего мышления. Можно утверждать, что благодаря этому, успешно воплотились в реальные достижения их образование, креативные и специальные способности, целеустремленность,  умение держать «удары судьбы» и  достойно  воспринимать общественное отторжение.

  Именно становление и формирование философии вызвало к жизни, как институт жизнедеятельности человеческого общества,  демократию. Ее истоком было безоговорочное признание философами Древней Греции и Рима – «свободы слова». Вспомним высказывания греческих философов Демокрита: «Откровенная речь – свойство свободного духа»  и Сократа « Заговори, чтобы я тебя увидел». И уточнение предназначения свободы слова  их римским коллегой Горацием: «Речь – это образ души».  Есть основания признать, что 58 политических речей римского философа Цицерона послужило началом приданию «свободе слова» роли важного инструментария политической деятельности.

    Таким образом, древние и последующие философы (например, Ф. Честерфилд, Вальтер, Г. Лихтенберг, В. Розанов) использовали «свободу слову» как реализацию нецензурного мыслетворения, условие передачи знаний людям, утверждения в их общении взаимоуважения и  взаимной поддержки.

     «Первая из самых демократических доктрин, писал Честерон, заключается в том, что все люди интересны». В контексте демократии «свобода слова» выступает как социальный механизм реализации власти народа: правители всех рангов внемлют голосу народа и дорожат общественным мнением народа. Государственная власть, которая обладает обостренным слухом на

голос народа, стимулирует раскрепощение менталитета людей и умело использует их здравомыслие в целях благоустройства их общественной и личной жизни.

 

                                         *****

     История становления и формирования философии и науки позволяет удостовериться в том, что личность, ориентированная на принесение блага людям, в силу незаурядности самосознания обладает глубинной потребностью и весомым интересом мыслить философски. Изначальным примером являются философы Эллады и ученые эпохи Просвещения,  подтвердившие правоту слов Аристотеля: «Назначение человека – в разумной деятельности».

   Большая часть выдающихся мыслителей занималась творческой деятельностью до глубокого возраста. Например, Б. Франклин и Г. Спенсер написали свои  «Автобиографии» когда им было за 80 лет. В эти же годы успешно работали В.И. Вернадский и Г. Форд.

 Подобные факты позволяют утверждать, что активная мыслительная  деятельность, как имманентная составляющая здорового образа жизни, -  реальный фактор воспроизводства «адаптационной энергии» человеческого организма,  представленной в  трудах Г. Селье, которая является стимулятором жизнедеятельности личности. При этом отметим, что в приращении «адаптационной энергии» у великих мыслителей мощным движителем является благородство их деятельности. Они, как бы следовали наказу И. Фихте:                       

    «Ученый по преимуществу предназначен для общества.

    Ученый по своему предназначению есть учитель рода человеческого».

       Известно: «в здоровом теле – здоровый дух». С возрастом телесная энергетика исчерпывается, но жизнь продолжается: на копленная в процессе жизни духовная энергетика подпитывает физически ослабшее тело, придавая ему новый импульс жизненного существования. В правоте этого утверждения можно убедиться, изучив биографии «»замечательных людей», достойно оправдавших веру людей  в величие разума и нравственного благородства.  

 

                                      *        *        *

     Могу предположить, что читатель обратит внимание на то, что при презентации профессиональных философов мною не делался акцент на разведение их на идеалистов и материалистов, диалектиков и метафизиков.

     Сделано это преднамеренно. Мне представляется, в наше время, благодаря масштабному присутствию науки в жизни людей,  неприемлемо прежнее антагонистическое противопоставление этих философских школ.

Вспомним утверждение Н.А. Бердяева: «Моя философия есть философия духа». Однако, он признавал реальность природного мира, биологическое происхождение и социальное развитие человека. Да, и категория «дух» им трактуется как свобода мыслительного творчества.

Или обратимся к философским взглядам В.И. Вернадского. Как ученый - он материалист и диалектик, например, в толковании феномена «время», а как философ он не однажды проявлял себя  как идеалист и метафизик. В чем можно удостовериться  на его концепции «ноосферное мышление». При отсутствии на этот счет весомых научных доказательств, данная концепция не имеет необходимого материалистического подтверждения и не укладывается в лоно классической диалектики. Однако, как философская парадигма, она имеет право на гипотетическое существование. Что является стимулом для ее научной разработки. Как утверждал В.И. Вернадский, «философия непререкаемая часть науки».

      Чем обусловлено подобное противоречивое соотношение взглядов у  философа Н.А. Бердяева и ученого-исследователя В.И. Вернадского?

       Тем, что в научно-творческом познании используется разнообразный гносеологический аппарат. Какое-либо однообразие при его использовании (только материалистического или идеалистического толка, только признание диалектики или  метафизики) ограничивает возможность многомерного  познания и использования вкупе философских и научных знаний при проведении разнообразных исследований.  Вспомним, как идеи Ж. Верна и К.Э. Циолковского долгое время вызывали покачивание голов у многих серьезных людей. В настоящее время фундаментальные  идеи Ж. Верна и К.Э. Циолковского реализованы.

      Итак, если бы не было идеалистов (фантастов)  Ж. Верна и К.Э. Циолковского, то в современном мире отсутствовали бы многие материальные реалии. Например, подводные лодки и ракетостроение.  Идеализм проявил А. Эйнштейн, создавая теорию относительности. Когда его спросили, как он до этого додумался,  ответил: «Я смог открыть теорию относительности, потому что смотрел на мир глазами ребенка».

     Какое мышление у ребенка, когда он смотрит на мир: материалистическое или идеалистическое, диалектическое или метафизическое? Конечно,  созерцательное и раскрепощенное, не связанное  ни с какими философскими школами, но побуждающее незаурядный менталитет творить собственные мысли. Не случайно, великие мыслители обладали менталитетом, в котором аналитическая и интуитивная составляющие находились в органической взаимосвязи. А потому достигали уникальных творческих результатов!

     Когда в мыслительном пространстве личности обозначается как звезда на небосклоне идея, то данный мыслительный процесс –  идеалистический процесс, потому что нет реальных оснований для признания его объективным фактом, и одновременно это метафизический процесс, потому что не имеется  явных противоречий при  осмыслении идеи. Идея, как мысль, трансцендентна и комфорта, доставляет для ее создателя своей новизной  «менталитетное удовольствие». По мере  научного обоснования идея обретает материальный образ и процессуально обречена на диалектическое осмысление.

      Исходя из всего прописанного, следует полностью отказаться от прежних идеологических оценок: идеализм и метафизика – это антинаучные философские направления, а материализм и диалектика – это философская основа научного изучения, которые продолжительное время имели место в нашей общественно-философской литературе.

     В научном исследовании идеализм, как этап поиска, неизбежен, как невозможно сразу перейти к диалектическому осмыслению, например, к концепции, «не поддержав» идею в метафизическом состоянии: покое и изолированно.

     Вместе с тем, следует отдать должное историческому  противостоянию идеализма и материализма, метафизики и диалектики в философии: оно способствовало, как любое серьезное мыслительное противоборство, разработке более совершенного понятийного инструментария для теоретических исследований, актуализировало значение научного метода и доказательной базы в научном исследовании. Более того, следует поддержать наличие таких философских школ. В их мировоззренческом противостоянии выигрывает гносеология как  область знания о правилах познания, ибо противоположные размышления такого толка, как, например, «бытие определяет сознание» или «сознание определяет бытие», предполагает поиск нового понятийного обеспечения, создание оригинальных парадигм, совершенствует методологию и повышает требования к доказательной базе исследований. Кстати, по утверждению Ф.С. Фицджеральда «Способность удерживать в сознании  две противоположные идеи, ничуть этим не смущаясь, есть признак зрелого интеллекта».

      В чем несложно удостовериться, если внимательно ознакомиться с историей развития философии и возрастающим на нее спросом у современной науки.

    У Гете есть высказывание: «Всякий раз, когда мы всматриваемся в мир, мы теоретизируем». То есть философствуем! Без любви к мудрости (философии) невозможно обеспечить прогресс науки, а потому дальнейшее цивилизованное развитие человеческого общества. В наше время, говоря шахматным сленгом, в философии происходит своеобразная рокировка: все меньшее значение для нее имеет противоборство идеологическое, но все возрастающую ценность обретает гносеология. И это закономерно. В современном обществе, в жизни людей наука и ее достижения настолько стали теоретически необычайны и технологически доступны, что возросла ценность научного знания, а потому растет спрос на  новые концепции и инструментарии познания.

     В этой связи сошлюсь на два примера.

Во многих философских сочинениях  с подачи Платона и Аристотеля представлена проблема души, на которую в советской философии был наложен запрет, так эту проблему признавали   антинаучной. В итоге это отрицательно сказалось на объективном изучении мыслительной деятельности человека. О чем подробно мною представлено в книге в разделе «Менталитетология», в которой представлено обоснование: обладателем менталитета может быть только человек и менталитет, как орган мыслетворения, представляют два мыследеятельных механизма – интеллект и душа.

    Кстати, несмотря на то, что «Менталитетология» - концепция  о механизмах мышления, опубликована в трех моих монографиях и в нескольких журнальных публикациях, она осталась вне оценки психологами и педагогами. Вместе с тем, прежнее представление о механизмах  мышления нуждается в серьезной корректировке, отсутствие которого отрицательно отражается на объективном  познании и совершенстовании процесса  формирования мышления вообще и профессионального  – конкретно.

Это актуально в наше время, когда, говоря словами В.И. Вернадского, «мировая ситуация требует от каждого индивида планетарного мышления».

 

                                              *      *       *

       Цивилизованные достижения людей находятся в прямой связи с совершенствованием их познания. Когнитивной основной этого про цесса  являются гуманитарные знания: поэзия, история, литература, конечно, философия. Эти знания формируют гуманитарное мышление, которое является надежной матрицей формирования профессиональных видов мышления. Какая-либо недооценка этой логики формирования  мыслетворения, как правило, ограничивает возможности людей в проявлении своих дарований и достижения жизненных целей.

Как писал академик Н.Н. Моисеев, «окостенелость гуманитарного мышления – одна из причин замедленного развития в точных науках и наших экономических просчетах последних лет».

    Изучение истории философии и науки позволяет утверждать, что  разные мыслители многократно совпадали в своих размышлениях, когда определяли историческую роль философии:

                       философия - предшественница наук.

      Философию нередко представляют как науку, то есть как дисциплину, выходящую на выявление и познание закономерностей.

      Не ставя под сомнение, что наука невозможна без философии, возникает вопрос: не является ли  клише - «философия – это наука» - своего рода шлагбаумом на пути развития философии  как «любви к мудрости»? Ведь, не исключено, что многие философы будут ограничены в свободомыслии, если  будут знать, что их взгляды не соответствуют научным истинам или не могут быть подтверждены опытным путем. Между тем, история философии и науки имеет массу примеров, когда «любовь к мудрости» порождала мыслительную продукцию, не имеющую научного подтверждения даже в ближней перспективе. Вспомним «Государство» Платона и «Новая Атлантида» Ф. Бэкона, предсказательная ценность философских изысканий, представленных в названных работах того времени, по взлетности мысли спустя многие годы приравнена к научным достижениям.  

     У нас дефицит на «взлетных»  мыслителей.  Что негативно отражается на становлении в России  социально-экономической формации, адекватной современным историческим условиям и реальному потенциалу страны.   Да, у нас есть концепция долгосрочного развития России, в которой прописаны возможные  экономические результаты, но в ней отсутствует идеологическая составляющая:  какими людьми по образованию и воспитанию эти экономические показатели будут достигнуты, насколько прогнозируемые экономические результаты  будут способствовать созданию цивилизованного образа жизни в стране.

     Итак, необходима философская (виртуальная) конструкция такого общества, в которой  экономические походы к ее реализации не принизили «взлетность» ее гуманитарного замысла.

 

                                                  *****

     Как   утверждал Аристотель: « Философия не самое полезное, но зато самое ценное занятие». История науки свидетельствует, что ни одно научное исследование не может быть плодотворным без использования гносеологии, т.е. без наличия у исследователя теории и методов ее освоения.   Гносеологией, как важнейшей составляющей философии, пользовались и пользуются разные исследователи: и материалисты, и идеалисты, и диалектики и метафизики. Вспомним воззрения философов Древней Греции и Древнего мира, представителей «объективного идеализма», астрономические идеи М.В. Ломоносова, концепцию ортобиоза И.И. Мечникова, современную парадигму «парникового эффекта». Во всех поисковых творениях обязательно используется гносеология.  Однако этого факта недостаточно признать, что все результаты изыска ний были научными. Но с позиции философии они полезны для продвижения человечества в области познания. Как-то М. Вебер оборонил фразу: «Почти все науки обязаны кое-чем дилетантам, часто даже весьма ценной постановкой вопроса».

     Известно, что ошибочные научные поиски – это апробация, прежде всего, гносеологии и возможность найти такую ее конструкцию, благодаря которой  поиск становится результативным. Поэтому не сама по себе гносеология является научной или не научной, а научной или не научной может быть ее разработка или  использование. В наше время есть банки, где хранятся не денежные средства, а складируются «виртуальные идеи». Гриф таких идей – «научные открытия будущего». Эти идеи, к сожалению, в основном естественно-технического жанра. Надеюсь, что в ближайшем времени в таких банках буду собираться футурологические прожекты по нравственному облагораживанию современного общества, по созданию в нем цивилизованного образа жизни людей.    

     Обобщая рассуждения о связке «философия-наука», сделаем вывод: философия – это системное учение. Вот почему мне импонирует суждение русского философа  Ю. Крижанича: « Философия – это не особое искусство или наука в ряду других, а  скорее тщательная и обдуманная рассудительность или опытность в суждении о всех вещах». В этой связи, как говорят «в строку», высказывание Аристотеля,  в котором он называл софистов учителями «мнимой мудрости», не ставя под сомнение их философский статус.

     Быть ученым – не предназначение философа. Он креативный эстет-мыслитель, не озабоченный наукой, т.е. точностью доказательств и утверждением неоспоримых истин, но способствующий их достижениям.   

     Философия – это свободный стиль мыслетворения, это особая мысле творительная технология  поиска ответов на поставленные вопросы.

      Философия призвана побуждать  людей мыслить объективно и достоверно.

   В этой связи особая заслуга принадлежит русской философии.  О чем  свидетельствует высказывание  известного сербского философа Милана Узелац: «Философской мысли начала и конца философии намного ближе именно русская философия: она все время сохраняет поэтический и эпический характер мышления (что делает ее очень близкой античному способу мышления), последствием чего становится возможность находить истинную философию в романах Достоевского и Толстого, Гоголя и Набокова».

   К этому добавлю: благодаря «первородному» философскому складу мышления русские обладают уникальной способностью быть восприимчивыми к разным национальным менталитетам,  не толерантно, а уважительно относиться к  национальным религиям и  культурам.

                                           *       *        *

      К сожалению, в современном обществе упал интерес к философии и желает лучшего подготовка профессиональных философов. Объясняется это не утратой значения философии,  а тем, что «вольнодумие»  не вызывает общественного интереса  и соответствующим образом морально и материально не стимулируется. В наше время многие осознают, что  жить «по-прежнему»  нельзя.  В решении этой проблемы без неординарных, идеологически независимых  креативных философов не обойтись. Нам бы пару десятков современных Платонов,  Бэконов,  Циолковских  вместо гайдаровских экономистов и  нобелевских лауреатов, пытающих  ся спасти  терпящий крушение корабль под названием  «капитализм».

     В этой связи, отмечу объективно возрастающее значение оснащения философской  культурой мышления для всех людей. Например, в США самый наибольший охват обучения населения менеджменту. Нам полез

но  последовать данному примеру, но внеся корректив: предварять под готовку абитуриентов по менеджменту  их подготовкой по основам философской культуры мышления. При достижении этого эффект освоения менеджмента будет наиболее высокий.

    Почему?

    Абитуриенты усвоят исходные положения философской  культуры мышления – соблюдение адекватного использования понятий и формальной логики. Это те азы мышления, которые не всегда  соблюдаются многими.

Понятия, как продукты мышления, и логика, как мыслительная технология, - являются необходимыми условиями  процесса мыслетворения и его полезной продуктивности. Например, в менеджменте признано, что правильность подбора понятий и логичность изложения замысла при создании управленческого решения обеспечивает 50% успеха его реализации. Эти данные правдивы: когда управленческое решение правильно понимает не только  руководитель, но и  подчиненные, как исполнители решения, то есть гарантия его эффективного  выполнения.

   Философская культура мышления – это кислород для  исследователей, особо – для гуманитариев, которые чаще обращаются к такому методу познания  как импровизация, игнорируя необходимость первоочередного использования метода толкования. В чем несложно удостовериться, наблюдая, как часто в научных докладах вольно обращаются с такими философскими понятиями как специфика и особенность, т.е. не различая, что специфика – это сущностное отличие феномена, а особенность – это содержательное отличие феномена. 

   У А. Камю есть  высказывание: «Вместо философии у нас одни комментарии». Подобное  наблюдается и в наших научных сообществах. На мой взгляд, это одна из причин скромных инновационных достижений гуманитарных наук по сравнению с точными и техническими наука ми.

Или  такой факт: доказательная база гуманитарных исследований. В ней нередко громоздкий эмпирический материал не представляет фактологическую конструкцию. К сожалению, научные доклады гуманитариев страдают длиннотами вместо того, чтобы быть изложенными в формате  дискурса.

  В нашей стране по официальным данным ежегодно летальному исходу подвержено 200 тысяч человек по причине неправильного диагноза. Это, прежде всего, обусловлено, тем, что многие врачи практически не владеют философской культурой мышления, а потому не подготовлены аналитически осмысливать информацию. Имея в распоряжение современную электронную аппарату, результаты клинического и биохимического анализов, снимки узи и.т.д., врач часто не может создать профессионально грамотный анамнез, качество которого предопределяет его дальнейшие действия. Кстати, в одном медицинском НИИ на стенде научных трудов на видном месте выставлен сборник научных статей под названием «Симптомы, диагностика, лечение».

Обращаю внимание: может ли врач на основе симптомов, минуя составление анамнеза, приступить к диагностике и лечению?  Ведь, анамнез – это аналитически осмысленные врачом  эмпирические данные. Благо даря анамнезу  врач получает необходимые критерии для диагноза и лечения.   

     В своей книге настоятельно обращаю внимание на необходимость овладения философской культурой мышления  профессионалов, которые занимаются образованием и воспитанием подрастающего поколения. Как свидетельствует практика, на реальный успех может рассчитывать тот педагог, который владеет аналитическим мастерством, обладает опытом использования гносеологии при решении  педагогических проблем.

     Присутствуя на научно-практической конференции педагогов, невольно вызывает смущение «легкость» обращения выступающих с научной логикой и понятийным аппаратом. Например, такое утверждение как «обеспечить карьеру учителю». Карьера – это продвижение по службе, что связано с вертикальным движением профессионала. Какая может быть карьера у учителя-предметника? Вместе с тем, у учителя, не желающего стать администратором, должна быть перспектива приращения профессиональной  репутации и личностного имиджа.

     Мне не понятно отсутствие  педагогических исследований по такой  проблеме, как формирование самосознания личности. По работе с сознанием учащихся имеется масса педагогической литературы, но ее явный дефицит по формированию самосознания молодежи.

     И. Кант четко обозначил: человек – главный предмет познания, так как обладает самосознанием. Ведь самосознание – матрица таких феноменов, как самопознание, самооценка, самосовершенствование, духовная ценность которых предопределяет судьбу человека. Как писал Г.В. Плеханов: «Развитие личности как характера прямо пропорционально развитию в ней самостоятельности, т.е. твердо стоять на своих собственных ногах».

Только отсутствием должного знания  философии можно объяснить слабый интерес современных  педагогов-исследователей к этой проблеме.

     Глубоко убежден, что качество государственного управления и бизнеса будет повышено, если  политические деятели, государственные чиновники, топ-менеджеры будут  обладать философским складом мышления, которое  является матрицей профессионального мышления. В этой связи современно звучит пожелание русского философа И. Ильина: «Каждое правительство… призвано видеть далее своего народа, быть мудрее его и подсказывать ему верные пути жизни».

    Как нужны в настоящие дни такие государственные деятели и топ-менеджеры, образующие состав правительства и топ-менеджмент Рос сии!  

    Современный менеджмент призван быть сферой «высоких менталитетных технологий», отражающих достоинства национального мышления.

Чем богаче история и культура народа, обширнее пространство географического расположения страны, разноязычнее состав ее населения, тем весомее  национальные ресурсы менталитета. К сожалению, они скромно теоретически осмыслены и технологически освоены русскими государственными деятелями и менеджерами.

    В своих мемуарах «Воспоминания» командующий танковыми войска ми нацистской Германии  Гудериан писал: одной из причин нашего поражения в войне против СССР было основательное знание советскими командирами методологии и  умелое использование при принятии управленческих решений.

  

                                              ****

   РЕЗЮМЕ.

     У П.А. Флоренского есть высказывание: «Наши философы стремятся быть не столько умными, как мудрыми, не столько мыслителями, как мудрецами. Русский ли характер, исторические ли условия влияли тут - не берусь решать. Но несомненно, что философии «головной» у нас не повезло. Стародумовское: «ум, коли он только ум, – сущая безделица», – находит отклик, кажется, во всяком русском»

    Если после прочтения моей  книги «Философская культура исследователя» и данной журнальной статьи у читателя обозначится  интерес к фундаментальному  изучению  философии в целом  и конкретно к куль туре философского мышления, то могу предположить, что это может способствовать  уважительному отношению к «головной» философии и движению ума россиян к мудрости.

                                         

  *****

ЛИТЕРАТУРА.

Н.А. Бердяев. Русская идея. М. Наука. 1992.

И.А. Ильин. Из истории русской гуманистической мысли. М. 1991.

Д.И. Менделеев. Заветные мысли. М. 1995.

Милан Узелац. Проблема «контекста европейской культуры» и «места» русской философии в ней.  «Международные  научные исследования». М. №1-2, 2011.

  В. М. Шепель. Эффективный менеджмент: мыслить по-русски. М.  «Финансы и статистика». 2005 и 2009 .

 В.М. Шепель.    Философская культура исследователя. Креативное  пособие для педагогов. М. «Народное образование».  2013.                         

 

 

 

 

 

Бестселлер

В.М. Шепеля "Менталитет руководителя. Управленческое мышление"

 

 

 

 

 ©  2009-2015 Некоммерческое партнерство "Лига профессиональных имиджмейкеров"